Пейзажные ширмы из Тодзи

Пейзажные ширмы из Тодзи, написанные на шелке,- один из наиболее интересных памятников, по которому можно судить о раннем стиле ямато-э. Существует предположение, что на ширмах изображен уединившийся на лоне природы знаменитый китайский поэт Бо Цзюйи и прибывший к нему гость6. Хотя Иэнага Сабуро в своей книге о живописи ямато-э утверждает, что фигуры здесь написаны в китайской манере, а пейзаж в чисто японской, в обоих случаях скорее надо видеть сочетание того и другого. Как известно, метод живописи тушью и красками на шелке был воспринят из Китая еще в 7 веке, и стилевые признаки китайской живописи периода Тан сохранялись в течение длительного времени. Несмотря на плохую сохранность ширмы, особенно той части панелей, где изображены фигуры, можно составить довольно определенное представление о пространственном построении картины, приемах использования линии, цвета и т. п.

Появление Будды Амиды над горами

Появление Будды Амиды над горами. Первая половина 13 в.

Основу композиции составляет архитектурный мотив - изображение легкого павильона-хижины, что позволяет художнику объединить фигуры и пейзажное окружение. Более пристальное изучение деталей картины заставляет вспомнить образцы китайской пейзажной живописи периода Тан, связанные с именами Ли Сысюня (651-716) и Ли Чжаодао (около 670 - 730), в частности, известный свиток «Путешествие императора Мин Хуана в Шу» (Национальный музей, Тайбэй) с такими признаками, как использование четкого темного контура с заполнением его цветом, передающим объем предметов, особыми приемами в передаче скал и деревьев, масштабным несоответствием пейзажа и фигур людей. Вместе с тем ширмы из Тодзи несут определенную печать нового понимания пространства и цвета по сравнению с китайской картиной. Японский художник усиливает декоративные начала произведений путем уменьшения пространственной глубины, сближения дальнего и среднего плана, а также путем повышения значительности малахитово-зеленого цвета, которым окрашены и вершины далеких гор, и кроны деревьев на переднем плане, и часть поверхности скалы у самого края панели слева. Такое тяготение к чисто декоративному цветовому единству, не регламентированному сюжетом, еще определеннее выступает в настенных росписях храма Феникса. Голубовато-зеленый цвет, столь часто встречающийся впоследствии в живописи ямато-э, играет тут едва ли не главную формообразующую роль.

При реставрации храма в 1955 году были обнаружены надписи на обрамлении дверных проемов с указанием на то, что каждая из сцен, расположенных на четырех дверях храма, соответствует временам года, подобно циклам сики-э, характерным для светской живописи на ширмах. Такое сближение религиозного и светского начал можно видеть и в живописи храма и в его архитектуре (известно, что Бёдоин первоначально был загородным дворцом Фудзивара Ёримити, представителя высшей аристократии хэйанского общества). Большое внутреннее родство заметно в религиозных композициях и пейзажных сценах, напоминающих реальные окрестности Киото. Наиболее полное выражение стиля ямато-э как определенной системы признаков можно наблюдать на примере выдающегося произведения первой половины 12 века-свитков живописи, иллюстрирующих знаменитый роман Мурасаки Сикибу «Гэндзи моногатари». Хотя по своим художественным достоинствам это произведение много выше всего, что создавалось и в тот период и позже, а целый ряд особенностей присущ только ему, можно говорить, что иллюстрации к «Гэндзи моногатари» воплощают самые высокие свойства живописи ямато-э, то, чем «питалась» декоративная живопись 17-18 веков.

В настоящее время сохранилось девятнадцать сцен к тринадцати (из пятидесяти четырех) главам романа. В них нет единого сюжета и сквозного действия, каждый свиток решен как самостоятельная сцена. Свитки приписываются художнику Фудзивара Такаёси.

⟨ назад  [в начало]  дальше ⟩
 
Категории
 
Рубрики
 
Статистика

Дополнительные материалы


Свитки "Гэндзи моногатари"

Целый ряд особенностей бросается в глаза уже при самом первом знакомстве с этим произведением. Большинство изображенных сцен происходит в интерьерах, и мы видим их сверху и отчасти сбоку, так как художник как бы снимает крышу с архитектурных сооружений, сохраняя, однако, стойки и балки конструкции. Эта условность точки зрения сохраняется и в сценах, происходящих на веранде дворца, обращенной в ...

далее...

Два свитка, иллюстрирующие главу «Касиваги»

Два свитка, иллюстрирующие главу «Касиваги» (музей Токугава, Нагоя), дают возможность понять, каким образом пытается хэйанский художник передать сцены эмоционально-напряженные, даже драматичные. На одной изображен принц Гэндзи, держащий младенца, которым только что разрешилась его официальная жена принцесса Нёсан и отцом которого является Касиваги; на другой передается сцена в спальне умирающег...

далее...

Смысловая роль цвета в свитках «Гэндзи»

А. Сопер пишет также о смысловой роли цвета в свитках «Гэндзи», имеющего главным образом не изобразительные, а выразительные функции. Цвет, как и линейный ритм, служит организации движения взгляда зрителя, последовательности восприятия всей композиции, а следовательно, постижения ее внутреннего смысла, который передается через соотношение различных живописных элементов. Пространственное построе...

далее...