Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 13.

Примером такой полной трансформации может служить знаменитая пара двустворчатых ширм Сотацу «Бугаку» (Самбоин, Дайгодзи, Киото). Эти ширмы как бы ключ к пониманию творческой личности зрелого Сотацу, с присущим только ему типом фантазии, умением черпать отовсюду и создавать небывалое и невиданное. Он соединяет в себе черты средневекового мастера, ориентировавшегося на предшествующие образцы, и художника Нового времени с широким взглядом на культурные традиции и яркой творческой индивидуальностью. Сама идея изображения фигур танцоров на золотом фоне не принадлежала Сотацу. К началу 17 века относится пара шестистворчатых ширм «Танцующие женщины» (Муниципальный художественный музей, Киото), где на каждой из 12 створок изображены фигуры танцовщиц в разных позах. Фигуры никак не связаны друг с другом, они лишь чередуются, лишь сменяют друг друга. Не являются плодом собственной фантазии и персонажи ширм Сотацу. Как установили японские ученые, все фигуры, которые мы видим на ширмах «Бугаку» (Дайгодзи, Киото), почти без изменения скопированы им со старой ширмы. И тем не менее это произведение - новое слово в японской декоративной живописи. Кимпэки-га, или живопись на золотом фоне яркими красками, была характерна для периода Момояма, у Сотацу она приобретает совершенно иные черты и в построении пространства, и в использовании возможностей цвета, и главное - в самой концепции целостности произведения. Золотой фон для Сотацу - пространственная среда, но уже лишенная былой неопределенности и того тяготения к плоскостности, которое было свойственно мастерам Момояма. Он трактует эту пространственную среду как трехмерную, как имеющую не только протяженность, но и глубину. В ширмах «Бугаку» художник совершенно определенно отмечает пространство, в котором разворачивается действие, с помощью помещенных в правом нижнем углу декоративных наверший гонгов, участвующих в музыкальном сопровождении танцев, а в верхнем левом - подножия сосны и цветущего дерева сливы (по стилю они близки к росписям в Ёгэн-ин). Тем самым Сотацу объединяет обе ширмы, создавая предпосылку их композиционной целостности, достигнутой с помощью фигур в движении. Следует отметить, что из многочисленных персонажей, изображенных на старой ширме «Бугаку», он выбирает лишь немногих, руководствуясь как цветом и покроем их платья, так и смыслом танца. Кроме того, сокращение числа действующих лиц позволяло усилить выразительность каждого из них.

⟨ назад  [в начало]  дальше ⟩
 
Категории
 
Рубрики
 
Статистика

Дополнительные материалы


Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 14.

Известно, что представления бугаку (в дословном переводе - танцы-музыка, а в более свободном - танцевальная пантомима) включали множество разнообразных номеров, по своему происхождению китайских, корейских, индийских и других, с чем связано было употребление необычных костюмов, масок, музыкальных инструментов. И хотя эти представления впервые появились в Японии за тысячу лет до Сотацу, они сохр...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 15.

Отказ от мелких деталей, укрупнение форм, повышение роли свободного золотого фона становятся характерными особенностями стиля зрелого Сотацу и с наибольшей силой проявляются в такой работе, как «Боги ветра и грома» (Кэнниндзи, Киото), считающейся национальным сокровищем Японии. Это произведение - итог длительного творческого пути художника, синтез открытых им приемов и средств композиции. Не сл...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 16.

По сравнению с более ранними произведениями Сотацу здесь реализуются совершенно иные пласты его фантазии, не имеющей ни опоры на визуальные жизненные впечатления (вспомним ширмы с изображением трав и цветов), ни на литературную образность и поэтические ассоциации (как это имело место в ширмах на сюжеты «Гэндзи моногатари» и других). Здесь художественный вымысел требовал иного, конструктивного м...

далее...