Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 14.

Известно, что представления бугаку (в дословном переводе - танцы-музыка, а в более свободном - танцевальная пантомима) включали множество разнообразных номеров, по своему происхождению китайских, корейских, индийских и других, с чем связано было употребление необычных костюмов, масок, музыкальных инструментов. И хотя эти представления впервые появились в Японии за тысячу лет до Сотацу, они сохраняли архаические традиции древнего прототипа, черты чужеземной экзотики. В 17 веке представления носили ярко выраженный элитарный характер и исполнялись преимущественно при императорском дворе.

Сотацу взял те танцевальные номера, которые давали бы возможность передать движение актеров, их разный характер и темп. Для центральных створок ширмы и выбраны танцы в контрастных по цвету и близких по форме костюмах с длинными шлейфами, которые создают впечатление динамичных фигур танца, кружения и быстрого перемещения актеров по сцене. Актеры в зеленых масках, широких зеленых штанах с синими шлейфами исполняют насори - танец дракона74. Слева от них - два актера в костюмах с красными шлейфами. Один - в большой устрашающей маске с оскаленной пастью держит в руках свернувшуюся в кольцо змею. Это гэндзёраку - танец змеи. Другой танец - рарёо - изображает царя-дракона. Актер держит в руках скипетр - бати, лицо его закрыто золоченой маской с клыками, а головной убор в виде рогатого дракона75. На крайней правой створке ширмы - фигура в белом костюме и маске старика, а на крайней левой - группа из четырех танцоров, взявшихся за руки и образовавших круг, изображает конрон хасэн - танец четырех журавлей (или по другой версии - восемь магов Куньлунских гор). На них зеленые маски с птичьими клювами и головные уборы в виде гребней. Подчеркнуто активное движение фигур на центральных створках контрастирует с тяжеловесностью участников танца журавлей и спокойной позой актера в белой одежде на правой створке. На старой ширме «Бугаку» все эти персонажи находились среди многих других. Там главная задача художника состояла в том, чтобы как можно полнее показать типы танцев и героев пантомимы, подчеркнуть разнообразие и экзотичность их костюмов. В поле его зрения оказывались и музыканты под узорчатым навесом и огромные декорированные гонги на специальных подставках. Там не было главного и второстепенного, все было заполнено отдельными, никак не связанными между собой группами. Сотацу ставил себе гораздо более сложную задачу: с помощью цветовой и ритмической организации добиться пластической связи фигур, их внутренней взаимозависимости. Если малоподвижные группы на крайних створках ширмы изображаются им с цитатной точностью, то в фигуры динамические он вносит по сравнению с первоисточником некоторые, казалось бы, небольшие, но существенные коррективы. Это касается формы шлейфов, с помощью которых как раз и создается впечатление подвижности фигур и слаженности их поз. Профессор Мидзуо указывает на веерную структуру композиции ширм. При этом положение центральной точки, из которой расходятся воображаемые условные линии, находится за пределами нижнего края ширм на оси, которая их объединяет. Эта схема кажется убедительной, за исключением одного момента: исчезает зеркальное ритмическое подобие двух групп на центральных створках, а исполнители танца дракона в сине-зеленых костюмах оказываются оторванными друг от друга. Видимо, внутреннее строение композиции Сотацу более сложное, подчиненное не одной, а нескольким взаимодополняющим ритмическим формулам. Это подтверждается и мощным диагональным движением из нижнего угла правой ширмы в верхний угол левой, которое пересекается спиралевидным кручением четырех центральных фигур и оставляет за пределами обе статичные группы. Таким эмоционально наполненным, действенным оказывается художественное пространство картины, созданное Сотацу из элементов, казалось бы, полностью заимствованных.

Все известные монументальные работы Сотацу можно связать с отмеченными выше стилевыми истоками его живописи - свитками, созданными совместно с Коэцу (такова, например, пара ширм «Тропинка под плющом»), настенными росписями Момояма и его собственными в монастыре Ёгэн-ин (ширмы «Мацусима»), копиями старых свитков и росписями на веерах (ширмы на сюжеты «Гэндзи моногатари»). Такое распределение, конечно, весьма условно, так как в каждом из упомянутых произведений синтезировались все воздействия и оказались переработанными все прототипы. Но это позволяет осознать разные стороны стиля Сотацу в их связях с прошлым и их воздействии на последующее развитие декоративной живописи у Огата Корина и его современников.

Таварая Сотацу. Белый слон. Настенная роспись. 1621

⟨ назад  [в начало]  дальше ⟩
 
Категории
 
Рубрики
 
Статистика

Дополнительные материалы


Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 15.

Отказ от мелких деталей, укрупнение форм, повышение роли свободного золотого фона становятся характерными особенностями стиля зрелого Сотацу и с наибольшей силой проявляются в такой работе, как «Боги ветра и грома» (Кэнниндзи, Киото), считающейся национальным сокровищем Японии. Это произведение - итог длительного творческого пути художника, синтез открытых им приемов и средств композиции. Не сл...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 16.

По сравнению с более ранними произведениями Сотацу здесь реализуются совершенно иные пласты его фантазии, не имеющей ни опоры на визуальные жизненные впечатления (вспомним ширмы с изображением трав и цветов), ни на литературную образность и поэтические ассоциации (как это имело место в ширмах на сюжеты «Гэндзи моногатари» и других). Здесь художественный вымысел требовал иного, конструктивного м...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 17.

Как известно, Сотацу, еще будучи безвестным художником мастерской Таварая, копировал не только хэйанские, но и камакурские свитки с их фигурами сражающихся воинов, мчащихся всадников. Эту динамическую стихию напряжения и противоборства и воплотили в себе образы Фудзина и Радзина - божеств ветра и грома. Иконографически близкие им изображения уже встречались у Сотацу на ширме с веерами, а их про...

далее...