Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 19.

Динамика и напряжение не превращаются в дисгармонию, а сила не разрушает красоту. Цветовое решение картины остается мягким и деликатным, как и в других произведениях Сотацу. Это особенно ясно видно при сравнении этого произведения с копией, выполненной Огата Корином, который сделал сочетания цветов более резкими и жесткими (например, он ввел яркий красный тон при изображении пасти демонов, отчего стали более заметными и устрашающими их золотые клыки). Живописный почерк Сотацу, приемы наложения пигментов становятся важным средством характеристики персонажей. Их внутренняя кипучая энергия передается сильными уверенными линиями, лишенными, однако, излишней жесткости и сухости. Все они, не становясь вялыми, сохраняют живописную мягкость, что особенно важно при применяемой Сотацу технике тарасикоми в наложении основных пигментов. Это придает поверхности тел демонов живую пульсацию, ощущение которой усиливается линиями, обрисовывающими мускулы. Стремясь к живописной мягкости общего впечатления, Сотацу избегает пользоваться густой черной тушью, но сильно разбавляет ее водой, а в фигуре зеленого демона вообще применяет коричневую краску для передачи контуров фигуры и мускулатуры тела. Живопись Сотацу становится здесь по-настоящему цветовой. И в этом отражены перемены в его мышлении. Цветовой язык Сотацу, как и манера его линейного письма, не просто формальные приемы, свойственные традиции, но сознательно выбранные средства характеристики образов, их внутренней сути. В характере линии, ее темповой определенности, уверенности и точности каждого мазка выразился и темперамент изображенных на картине персонажей. Это способствовало, наряду с мастерством композиции, появлению нового ощущения от золотого фона. Хотя формально Сотацу идет за своими предшественниками - художниками кимпэки-га (живописи на золотом фоне), но до него никто не реализовал полностью возможностей золотого фона как среды, как пространства, имеющего не только двухмерную протяженность плоскости, но и глубину.

Таварая Сотацу. Цветы и травы. Настенная роспись. Начало 17 в.

⟨ назад  [в начало]  дальше ⟩
 
Категории
 
Рубрики
 
Статистика

Дополнительные материалы


Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 20.

Ширмы «Боги ветра и грома» еще раз подтверждают, что на основе многих традиционных приемов Сотацу добился воплощения в живописи собственной неповторимой индивидуальности художника, основная особенность которого - мышление монументалиста. Это проявилось в умении отбрасывать второстепенное, то есть отказаться от повествовательности во имя выразительности; в умении ощущать крупные живописные массы...

далее...

"Ямато-э" - ранний стиль японской живописи

Поскольку не сохранилось ранних светских настенных росписей, то для представления об их стилевых качествах приходится рассматривать, с одной стороны, буддийские росписи в храмах, с другой - свитки живописи. Сведения о появлении живописи на японские сюжеты относятся к концу 9 века и связаны с развитием архитектуры так называемого стиля синдэн-дзукури дворцов и жилых -покоев аристократического со...

далее...

Пейзажные ширмы из Тодзи

Пейзажные ширмы из Тодзи, написанные на шелке,- один из наиболее интересных памятников, по которому можно судить о раннем стиле ямато-э. Существует предположение, что на ширмах изображен уединившийся на лоне природы знаменитый китайский поэт Бо Цзюйи и прибывший к нему гость6. Хотя Иэнага Сабуро в своей книге о живописи ямато-э утверждает, что фигуры здесь написаны в китайской манере, а пейзаж ...

далее...