Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 2.

Но если почти не сохранилось сведений о внешних событиях жизни художника, то нам открываются гораздо более важные для понимания его искусства «события» его внутренней жизни, отраженные в его произведениях. По картинам Сотацу можно судить о его художественных открытиях, о преобразовании и новом претворении опыта прошлых веков. По справедливому замечанию М. Бахтина, «творца мы видим только в его творении, но никак не вне его»63. На основании трех точно установленных дат из жизни Сотацу в своей монографии о художнике профессор Ю. Яманэ разделяет его творчество на три основных периода. К первому периоду (около 1600 - 1620) относятся совместные с Коэцу работы на свитках со стихами. Ко второму (около 1620 - 1630) - росписи в Ёгэн-ин, эскизы монументальных ширм, первые иллюстрации в традициях ямато-э. Наконец, последнее десятилетие жизни (1630 - 1640) - период зрелости и высшего мастерства, проявившегося в росписях ширм.

Если придерживаться этой периодизации, то ясно, что Сотацу шел от камерных произведений к монументальным через органичное постижение языка древней живописи и его преобразование в свой собственный.

Как уже отмечалось, Коэцу, а вслед за ним и Сотацу, была свойственна большая свобода и раскованность письма. Во многом это шло от независимости обоих художников от традиционных клише и приемов живописных школ (Кано или Тоса), что позволяло широко осваивать любые приемы и приспосабливать их для решения новых задач. Работа с Коэцу, который, видимо, был инициатором и книг Сага и свитков со стихами хэйанских поэтов, дала Сотацу понимание истинного смысла каллиграфии и более широко - «искусства кисти» и его традиций, уходивших в глубины не только национальной, но и китайской древности. Это было овладение классической живописной культурой всего Дальнего Востока, выработка высочайших критериев и общей эстетической культуры. Скорее всего именно это помогло Сотацу, не имевшему специального образования, академической школы живописи, подняться от уровня городского ремесленника, расписывающего веера, до великого художника, заслуги которого были признаны уже современниками (что подтверждается получением ранга «хоккё»).

Хасэгава Тохаку. Обезьяны на старом дереве. Свиток живописи. Конец 16 в.

⟨ назад  [в начало]  дальше ⟩
 
Категории
 
Рубрики
 
Статистика

Дополнительные материалы


Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 3.

В совместных с Коэцу работах был освоен и так называемый бескостный метод живописи (моккоцу), ставший позднее важной особенностью почерка Сотацу. Как уже отмечалось, многие изображения на свитках со стихами (плющ, лотосы, журавли) не имели линейного контурного обрамления. Сотацу создавал форму только пятном, размывами цвета или туши, иногда с добавлением золотой или серебряной пудры. На таком ф...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 4.

Истоки стиля Сотацу и новые качества его живописи обнаруживаются в работах, выполненных совместно с Коэцу и примыкающих к ним произведениях самого художника. Не менее важно осознать и преемственность Сотацу по отношению к монументальным росписям художников периода Момояма, выявить черты, сближающие его с предшественниками и принципиально отличающие от них. Как известно, в своем большинстве росп...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 5.

По сравнению с изображением слона «китайские львы» переданы более динамично и одновременно более орнаментально. Их прежде всего хочется сопоставить с известной ширмой Кано Эйтоку на такой же сюжет. При всей фантастичности изображаемых животных у Эйтоку явно стремление к натурности форм и естественности пространственной среды, в которой помещены фигуры. Преувеличивая и подчеркивая оскаленные пас...

далее...