Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 6.

Вся композиция Сотацу исполнена на золотом фоне, что, казалось бы, сближает ее с росписями предшествующего периода. Безусловно, сама идея монументальной живописи на золотом фоне принадлежала эпохе Момояма, стала ее знаком и символом. Но там золотой фон был, как правило, светоносной плоскостью, лишь иногда трактовавшейся как имеющее неопределенную глубину пространство (например, у Санраку в его росписи с пионами). Для Сотацу золото обозначает и некую условную пространственную среду. В этой пространственной среде он и располагает изображаемые предметы с большой свободой и естественностью. Вершиной такой свободы и непринужденности станет впоследствии его знаменитая ширма «Бугаку».

Казалось бы, используемый в росписях Сотацу мотив раскидистой сосны близок излюбленной композиционной формуле Эйтоку. Но сходства между ними гораздо меньше, чем различия. Деревья Сотацу отличаются не только по силуэту, но и по пропорциям: он приземистее, коренастее, стволы их как бы извиваются, скручиваются. Очерчены они извилистой, круглящейся линией, лишенной силы и мощи контуров сосен Эйтоку. Поэтому силуэты Сотацу образуют совершенно иные ритмические узоры, а соответственно производят и иное впечатление. Но несмотря на различия, опыт настенных росписей Момояма ощущается в этих стенописях Сотацу, хотя они и не имеют сходства с каким-либо конкретным произведением предшествующей поры. Об этом же свидетельствует и еще одна работа - четыре панели раздвижных дверей с росписью на сюжет «Цветы и травы» (Национальный музей, Киото), где Сотацу удивительно органично и естественно использовал свой опыт работы монохромной тушью, применив его в многоцветной росписи. Он пишет цветы маков пятном, без контура, моделируя форму изменениями тональности цвета, его яркости и густоты. Достигая большой точности передачи отдельных цветов, бутонов, фактуры листьев и стеблей, он не переступает той границы условности, которая позволяет ему сохранить декоративность общего впечатления. В этой изысканности письма ощущается личный опыт работы с Коэцу, но как бы совмещенный с имперсональным стилевым опытом искусства росписи, восходящим к мастерам 16 века.

Хоннами Коэцу. Чашка для чайной церемонии «Сэппо». Первая половина 17 в.

⟨ назад  [в начало]  дальше ⟩
 
Категории
 
Рубрики
 
Статистика

Дополнительные материалы


Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 7.

Наиболее яркое свидетельство связей Сотацу с монументалистами Момояма и одновременно отличия от них - ширма «Мацусима» (галерея Фрир, Вашингтон), где сполна проявилась новизна пространственного мышления Сотацу и его дар художника декоративной росписи. Композиция строится из нескольких изобразительных элементов. Как и в других работах, они вполне узнаваемы: изогнутые приземистые сосны с вытянуты...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 8.

Монументальная роспись, где наиболее ясно ощутимы импульсы, идущие от работ, выполненных совместно с Коэцу,- ширмы «Цута-но Хосомити» - «Тропинка под плющом» (коллекция Манно, Хёго). Здесь Сотацу добивается удивительного согласия частей, трактованных с разной степенью условности и точного цветового баланса. Стилевым предвестием этого произведения были и книги Сага и свитки со стихами, тем более...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 9.

Можно сказать, что тут перед нами сплав не только живописных приемов, идущих как от росписей Момояма, так и от искусства Коэцу, в свою очередь вдохновлявшегося шедеврами эпохи Хэйан. Сотацу добивается средствами декоративной росписи синтеза живописи и поэзии, их органичного слияния не только чисто визуального, проявляющегося в стилистике произведения, но и смыслового. Мастер находит такие прием...

далее...