Сложение нового стиля в декоративной живописи 17 века. Хоннами Коэцу. Часть 12.

Известно, что в личной коллекции Коэцу имелся фрагмент свитка со стихами 11 века, который мог служить для него образцом. Но его собственные работы, выполненные совместно с Сотацу,- всегда свободная интерпретация, эхо хэйанского искусства. Сложное многоголосие поэзии, каллиграфии и живописи имеет тут печать гораздо более изощренного и индивидуализированного вкуса. Летящие, легкие и в то же время упругие, сильные линии каллиграфии Коэцу как бы сами вызывали к жизни спускающиеся сверху и свободно застилающие поверхность свитка гибкие ветки и листья плюща или стремительно проносящуюся справа налево стаю журавлей. И подобно тому, как иероглифы стихов написаны то густой черной тушью, то бледной, едва заметной, так и цветы, листья растений то как будто приближаются к переднему плану, то отступают в глубину, исчезая в дымке. В восприятии иероглифа, особенно каллиграфически написанного таким великим мастером, как Коэцу, сочетается умозрительность постижения смысла с непосредственностью восприятия его чисто эстетических качеств. Каноническая закрепленность обязательного сочетания черт и точек в иероглифе не исключает субъективного начала, заключающегося в том, как именно проведена каждая черта, в каком темпе, с какой степенью нажима кисти, наполненности ее тушью. Эти свойства каллиграфии одинаково присущи и живописи, за исключением обязательности сочетаний черт и их последовательности. Но идущая от восприятия письма особая натренированность глаза заставляет зрителя и картину читать по законам каллиграфии, особенно в таком случае, как свитки Коэцу и Сотацу, где оба искусства выступают в единстве. Их сочетание, ритмическая и цветовая гармония формировали то художественное пространство картины, главным свойством которого была наполненность чувством поэтического, которая только и способна была передать дух классической поэзии. Раскованность и свобода создавались разомкнутостью пространства картины, его раскрытостью во все стороны. На свитках изображены не только детали листьев, веток плюща, цветов лотоса, но и летящих птиц. На свитке «Олени» (Художественный музей, Атами; Художественный музей, Сиэтл) рядом с полностью очерченными, в разнообразных ракурсах видимыми фигурами животных вдруг - только часть туловища, наконец, ноги и копыта, словно легкий бег непроизвольно вынес их вовне, куда уже не достигает наш взгляд. В гармонии каллиграфии, летящей скорописи стихов и артистизме живописного почерка, безошибочности линии, которая передает не просто внешний вид оленей, неповторимую красоту их движений, но и внутреннюю пружинистую силу, готовность то застыть в грациозном повороте, то нестись в стремительном беге, совершенно особое очарование этого свитка.

Хасэгава Тохаку. Сосны. Роспись ширм. Конец 16 в.

⟨ назад  [в начало]  дальше ⟩
 
Категории
 
Рубрики
 
Статистика

Дополнительные материалы


Сложение нового стиля в декоративной живописи 17 века. Хоннами Коэцу. Часть 13.

Главное воздействие на Сотацу и сложение его стиля со стороны Коэцу, помимо общей эстетической культуры, проявилось в специфической каллиграфичности его кисти, обладавшей гибкостью и силой. И если можно сказать, что встреча с таким художником, как Сотацу, была счастливым случаем для Коэцу, который получил возможность полного выражения своих идей и гармонии со своим искусством, то и Сотацу откры...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 1.

Несмотря на то что Сотацу (около 1600-1640) был центральной фигурой в японской живописи 17 века, сведений о его жизни почти не сохранилось. Неизвестны точные годы его рождения и смерти. Есть предположение, что фамилию Таварая носил происходивший из Канадзава человек, который распространил в Киото новый вид китайского ткачества60. Под названием Таварая в Киото первых десятилетий 17 века был широ...

далее...

Сложение и эволюция стиля Таварая Сотацу. Часть 2.

Но если почти не сохранилось сведений о внешних событиях жизни художника, то нам открываются гораздо более важные для понимания его искусства «события» его внутренней жизни, отраженные в его произведениях. По картинам Сотацу можно судить о его художественных открытиях, о преобразовании и новом претворении опыта прошлых веков. По справедливому замечанию М. Бахтина, «творца мы видим только в его ...

далее...